В гостиной «Евразийского содружества» – заведующий кафедрой зарубежного регионоведения, политологии и восточной философии Челябинского государственного университета, кандидат философских наук Максим Смирнов. Мы беседуем с Максимом Георгиевичем о трансформациях ценностей, идеологических установок и коммуникационных стереотипов на евразийском континенте.

  • Почему пространство Евразии и Востока столь интересно сегодня политикам, социологам и экономистам?

Прежде всего, необходимо осознать, что мы живем в эпоху очередной трансформации системы международных отношений. На наших глазах меняется баланс сил в мире. При этом существующие международные институты не в силах быть не только балансирами и арбитрами, но и не могут служить эффективной площадкой для разрешения международных споров и конфликтов. Как следствие, многие эксперты полагают, что мы присутствуем при формировании двух новых мощных силовых блоков – Запада и Востока.

Бурное экономическое развитие стран Востока – Китая, Индии, Японии, упрочение их экономических позиций на мировой арене, а также их ремилитаризация дают возможность этим государствам претендовать на изменение своих позиций в мире с учетом ослабления институтов ООН, развития находящихся за пределами норм международного права негосударственных организаций, значительного увеличения количества конфликтов малой и средней интенсивности. Государства Востока выступают с концепцией равных условий и прав для всех участников мировой экономики, за формирование новых диалоговых площадок.

  • Какова в этих процессах роль Большой Евразии?

В этой связи евразийское пространство играет заметную, я бы даже сказал, особую роль в плане формирования новой системы международных отношений. Оно рассматривается в двух основных ипостасях: как источник новой силы в мире и как транзитное пространство, способное соединить Восток и Запад. При этом в качестве источника новой силы видится, как правило, Россия. Так, на Ближнем Востоке складывается новая квазиевразийская идея об особой миссии нашей страны. Суть ее заключается в том, что в критический час Россия окончательно проснется, придет и спасет человечество от ожидаемого глобального конфликта. В этом смысле действия России в Сирии видятся как начало этого пути.

Параллельно Китаем в настоящее время активно формируется концепция Нового Шелкового пути, и Евразия рассматривается в рамках этой концепции в качестве транзитного пространства. Он пройдет по территории Евразии, соединит Китай и Европу, создав для КНР такие новые рынки, которые позволят ему поставить США в экономическую зависимость от себя.

Эти и другие крупные перемены в современном мире вызывают бурный интерес исследователей и экспертов к государствам Востока и Евразии.

  • Кого Вы считаете самыми динамичными и влиятельными игроками на евразийском пространстве?

Крупными и влиятельными игроками на международной арене сегодня могут быть только страны, способные на ведение собственной, относительно независимой политики, реализующей национальные цели и интересы. Такие игроки создают своеобразные центры притяжения для государств, не способных к самостоятельной активности, вынужденных играть в сильной команде. Кроме того, сегодня сила и статус любой страны в глобальном измерении зависит не только от темпов экономического развития, но и от силовых характеристик – развитости вооруженных сил, наличия статуса ядерной державы и т.п. Именно в сочетании подобные характеристики обеспечивают влияние на международной арене.

Сегодня мы имеем примеры экономических гигантов, являющихся «политическими карликами»: Республика Корея, Япония. При этом многие евразийские государства придерживаются концепции повышения международного статуса с опорой на силовые компоненты. В связи с этим, только три государства на пространстве Евразии на сегодняшний момент соответствуют указанным требованиям, определяющим их влияние как внутри региона, так и в глобальных масштабах – Россия, Китай и Индия.

  • Какова роль общественной дипломатии в урегулировании международных и межнациональных конфликтов?

Она не всегда заметна невооруженным глазом, но, безусловно, высока. Народная дипломатия предлагает альтернативные официальным механизмы налаживания контактов и разрешения международных споров. Она выступает буфером, позволяющим сгладить «острые углы» и тупики в политических отношениях. К примеру, во многом благодаря общественной дипломатии развиваются отношения между СССР/Россией и Японией, с которой у нас до сих пор не подписан мирный договор и не решен «курильский вопрос». Именно силами общественной дипломатии был сформулирован тезис о разделении политической повестки отношений с повестками экономической и культурной.

Что касается конфликтов на национальной почве, то в современных условиях они выступают практически необходимым элементом гибридных войн, являясь не просто результатом сложившихся противоречий, но и инструментом воздействия на противника. В связи с тем, что одним из определяющих качеств гибридных войн выступает анонимность их участников, одной из важнейших задач общественной дипломатии является налаживание мостов между конфликтующими сторонами, создание независимых площадок для обсуждения противоречий, придание гласности ситуации во всех ее аспектах, а не только в тех, что способствуют эскалации напряженности.

В условиях же, когда международные нормы и вся международная практика время от времени впадает в кризисные состояния, общественная дипломатия, как дублирующая на ином уровне форма международных отношений, приобретает все больший вес.    

  • Какова роль молодежи на евразийском пространстве? Что вообще можно от нее ждать?

Прежде всего, хочу отметить, что существуют объективные тенденции к возрастанию роли молодежи в межгосударственных, социально-политических и экономических процессах на пространстве Евразии, связанные с развитием коммуникативной среды и сетевых сообществ. Этому способствуют и идущие сейчас процессы смены поколений руководителей, и появление новых форм взаимодействия в молодежной среде, и многие другие факторы.

Тем не менее, вместе с позитивной включенностью молодежи в процессы на евразийском пространстве наметились и негативные тенденции, связанные с социальными трансформациями. И здесь я хочу, прежде всего, отметить в качестве тревожной тенденции наметившееся не только в молодежной среде выступает превалирование натурализированных ценностей над сакральными. Кроме того, в связи с высокой плотностью информационных потоков имеет место нехватка у молодых людей времени для рефлексии и саморефлексии. А это, в свою очередь, приводит к отсутствию глубокого аналитического и критического мышления. В большинстве случаев оно подменяется тиражированием штампов, что дает толчок непоследовательности мнений и действий, вызывает отсутствие развития имеющихся наработок, скрытые формы коммерциализации и процветание крайних воззрений.

Вывод из сказанного можно сделать только один: вслед за глобальными социальными трансформациями и конъюнктурными изменениями необходимы новые позитивные формы подготовки молодежи к многовекторной коммуникации в рамках евразийского пространства, отвечающие национальным интересам всех стран региона и адекватные требованиям современности.

  • Что, на Ваш взгляд, способствует евразийской интеграции? Что, напротив, мешает?

Развитие современных технологий уплотняет и виртуализирует пространство общения. Это, в свою очередь, создает новые возможности, однако понижает чувствительность к гео-ориентированным формам самоопределения. То же самое происходит и с евразийской интеграцией. Информационно она становится более очевидной, но начинает восприниматься скорее абстрактно и виртуально-экономически, нежели культурно-исторически. Это продуцирует подмену ценностей самой интеграции и негативно влияет на ее идеологию, увеличивая амплитуду конъектурных колебаний.

Развитие технологий порождает, ко всему прочему, новый тип человека, в них включенного. Он обладает огромным объемом коммуникационных связей и, наряду с этим, весьма коротким режимом коммуницирования, не позволяющим воспроизводить и закреплять в сознании фундаментальные ценности. Такая система, имея высокую степень актуализации на различных уровнях, характеризуется крайне низкой степенью преемственности, устойчивости и чувствительности к евразийским культурным доминантам.

Таким образом, напрашивается закономерный вывод, что современные технологии определенно способствуют евразийской интеграции, но их использование так же способствует размыванию и виртуализации евразийской идентичности. И с этой дуальной сущностью информационного пространства, семимильными шагами развивающегося в условиях кумуляции коммуникационных каналов, нам – экспертам-политологам, представителям неправительственных организаций, молодежным лидерам, предстоит системно работать.

  • Спасибо за беседу!

 

 

 

Бессмертный полк - Труженики тыла 

  • Atanov
  • Eremina
  • Eremin
  • Galeev
  • Golubchikova
  • Golubchikov
  • Keller
  • Kemm
  • Kostysheva
  • MatskoM
  • MatskoP
  • Savochkin
  • SeleznevaL
  • SeleznevaM
  • VdovichevaAnna
  • VdovichevAlex
  • Vdovichev
Скачать бесплатно темы Joomla. Плагины Joomla на joomlaru.com _j18__